+7495280-08-16
агентствам
+7495825-25-00
туристам

Московская область богата памятниками архитектуры, истории и культуры общероссийского и мирового значения. Имена многих знаменитых русских художников, композиторов, поэтов, писателей, актеров, полководцев, общественных и политических деятелей неразрывно связаны с историей Подмосковья.

Московская область - это исторически сложившийся центр экономической, политической и культурной жизни России, обладающий высоким уровнем научного потенциала, проявляющегося практически во всех сферах деятельности. Здесь сосредоточено свыше 40 исследовательских и учебных институтов Российской Академии Наук, более 70-ти научных учреждений сельскохозяйственного профиля и более 100 научных институтов других отраслей народного хозяйства. Многие из них имеют общероссийское значение. В целом в Подмосковье находится 20% всех научных организаций России, где ведется 13% всех научных разработок страны. Научный потенциал в области чрезвычайно высок - на тысячу жителей приходится 140 специалистов с высшим образованием.

В санатории и пансионаты Подмосковья приезжают отдохнуть, поправить здоровье и просто хорошо провести время семьи с детьми, компании друзей, одинокие люди. Их встречают комплекс отдыха "Гелиопарк-Кантри", дом отдыха "Григорчиково", пансионат "Союз" (Газпром) и многие другие. В пансионат "Союз" Газпрома, дома и комплексы отдыха Подмосковья с удовольствием приезжают как москвичи, так и жители городов России.

Усадьба Абрамцево, Мамонтов, Аксаков.

В письменных источниках усадьба Абрамцево упоминается с 1755 года. До 1782 года оно было собственностью рода Головиных. Скромный одноэтажный, обшитый тёсом дом с мезонином, был построен в 1770-е гг. С 1843 по 1859 гг. в усадьбе жил известный русский писатель С.Т. Аксаков. 

Привлекает внимание большая зеленая лужайка с трехсотлетним дубом, как из сказки. Чуть позади находится двухэтажное белое здание в колониальном стиле – лечебный корпус, построенный в 30-е годы. Тем не менее, в этом доме отдыха был создан макет скульптуры «Рабочий и колхозница» Мухиной. 

Чуть дальше, через рощицу, небольшой домик. Здесь постоянно жил и работал художник Поленов. Сейчас там музей его имени, и небольшая экспозиция его набросков и эскизов. 

По другую сторону лужайки, на солнечной стороне, - главное здание усадьбы - двухэтажное серое деревянное здание с двумя флигелями. Внутри – музей: обстановка барского дома, мебель и книги того времени, некоторые из картин, созданные здесь; замечательная печь, покрытая изразцами, сделанными Врубелем. 

Возле кустов жасмина, слева от входа с усадьбу, находится каменное изваяние – это так называемая «каменная баба» - в Абрамцево их две, вторая стоит возле «избушки на курьих ножках». Такие скифские изваяния можно увидеть во многих городах Приазовья, причем обращаются с ними там весьма небрежно. Этим «каменным бабам», можно сказать, повезло – они были привезены сюда еще в позапрошлом веке, когда их нашли при постройке Приднепровской железной дороги, под Харьковом. 

Слева от входа в усадьбу – две деревянные постройки, на которые стоит обратить внимание: та, что поближе, была когда-то кухней, сейчас здесь расположился музей крестьянского быта. А вторая, с затейливой резьбой, высоким крылечком и неожиданно кирпичной печной трубой недавней постройки – летний домик-мастерская таких художников, как Васнецов, Врубель, Кончаловский, Поленов, Серов. 

Во втором домике сейчас музей «Мастерская художника», а если подойти к домику слева, то в подвальном помещении увидите вход в настоящую художественную мастерскую, где можно попробовать самому создать расписную тарелку. 

Вниз, между кухней и мастерской, ведет дорожка, вокруг которой посажены алые пионы, там расположена скамейка, созданная Врубелем – строгая форма скамьи отделана изразцами ручной работы. Сейчас на скамейке, увы, сидеть нельзя – она защищена со всех сторон прочным стеклом.

Здесь созданы основные литературные произведения Аксакова: "Семейная хроника", "Детские годы Багрова-внука", "Записки ружейного охотника Оренбургской губернии" и др. В течение приблизительно пятнадцати лет Абрамцево являлось одним из очагов общественной и культурной жизни России, местом встреч, оживлённых бесед и споров выдающихся людей того времени. В гостях у Аксаковых бывали Тургенев, Тютчев, Загоскин, Щепкин, Грановский, Погодин, Гоголь, и др. Последний был особенно дружен с Сергеем Тимофеевичем и подолгу жил в Абрамцеве, где ему отводилась определённая комната. Здесь же в кругу семьи Аксаковых им впервые была прочитана в августе 1849 г. глава из второй части "Мёртвых душ". В 1870 г. дочь Аксакова продаёт имение крупному предпринимателю и меценату Савве Ивановичу Мамонтову. Взявшись обустраивать старую усадьбу, новые владельцы постарались сохранить "Аксаковский дух". Приводя в порядок обветшавшие постройки и возводя новые, вырубая засохшие деревья и насаждая новые, они бережно восполняли утраченное. 

Главной постройкой Мамонтовых в Абрамцеве стала церковь Спаса Нерукотворного, возведённая в стиле псковско-новгородского зодчества в 1881–1882 гг. Этот храм стал фамильной усыпальницей Мамонтовых. Здесь похоронен сам С.И. Мамонтов и его сын Андрей. Художественно одарённый Савва Иванович не только страстно любил искусство, но и сам занимался им. Он имел хороший голос и специально обучался пению в Италии, увлекался скульптурой. У Мамонтовых было много друзей в мире искусства, причём они особенно покровительствовали даровитой молодёжи и сумели собрать вокруг себя "замечательнейших русских художников и творческих людей". В усадьбе у Мамонтова бывали: Репин, Васнецов, Поленов, Серов, Врубель, Суриков, Коровин, Остроухов, Нестеров и др. 

Музей-усадьба "Абрамцево" Государственный историко-художественный и литературный музей-заповедник "Абрамцево" образован решением Наркомпроса в 1920 г., первоначально назывался музей-усадьба "Абрамцево". Первое упоминание об Абрамцеве (пустоши Обрамкова) относится к XYIв. В XYIII веке на пустоши Обрамкова была устроена барская усадьба с господским домом и регулярным садом. 

Расцвет Абрамцева начинается с 1843 г., когда усадьбу приобретает известный писатель и театральный критик С.Т.Аксаков, талант которого особенно ярко раскрылся в абрамцевский период его жизни. Нам он известен по сказке «Аленький цветочек», которую он написал для своей единственной, от 10 детей, внучки Оленьки. Гостеприимный дом Аксаковых был средоточием духовной жизни России середины XIX в. В Абрамцеве гостили Н.В.Гоголь, И.С.Тургенев, М.С.Щепкин, неоднократно приезжали А.С.Хомяков, М.П.Погодин, Н.М.Загоскин, Тютчев и др. В 1870 году усадьбу приобретает С.И.Мамонтов - промышленник и меценат, большой знаток и ценитель искусства. Здесь, в Абрамцеве, он создает творческое объединение, вошедшее в историю русского искусства под названием Абрамцевский художественный кружок. В течение многих лет в имении Мамонтова отдыхали и творили талантливые художники, музыканты, актеры: И.Е.Репин, В.Д.Поленов, М.М.Антакольский, В.М.Васнецов, М.В.Нестеров, М.А.Врубель, В.А.Серов, Ф.И.Шаляпин, Н.И.Забела. Здесь создавались выдающиеся живописные полотна: «Пруд в Абрамцево» Поленова, «Аленушка», «Три богатыря» и прочие работы Васнецова, «Девочка с персиками» Серова, большинство картин Врубеля, то есть большое количество полотен, которые сейчас мы можем наблюдать в Третьяковке и других музеях, и сооружения по оригинальным архитектурным проектам, возрождалось старорусское гончарное и столярное производство, ставились новаторские спектакли. 

После событий 1917 года вблизи усадьбы возник Ново-Абрамцевский поселок, в котором жили и работали выдающиеся художники советского времени: П.П.Кончаловский, Б.В.Иогансон, В.И.Мухина, И.И.Машков, Р.Р.Фальк, И.Э.Грабарь, Д.А.Шмаринов, В.Н.Горяев и многие другие мастера, продолжавшие лучшие традиции художников Абрамцевского художественного кружка. Музеи. 

Собрание музея: Экспозиция, посвященная жизни и творчеству Аксакова, а также бывавшим в усадьбе Гоголю и Тургеневу. 

В Главном доме картины художников из окружения Мамонтова: Репина, Серова, Врубеля и других. Изразцовые печи, имеющиеся в усадьбе, созданы по проекту Врубеля: печь-лежанка в главном доме, печь в бане. Он же создал скамью из майолики, которую хорошо видно за забором при подъезде к усадьбе. Коллекция предметов прикладного искусства, созданных Е.Д. Поленовой и ее учениками.

По материалам www.podmoskove.ru

Усадьба Алмазово.

Раньше это место называлось Ошитково, и упоминалось как пустошь в документах 1620-х гг. Таковым оно остаётся и в наше время, в стороне от Щёлковского шоссе и крупных населённых пунктов, в лесной глуши, вдруг неожиданно для себя попадаешь в скрытый от посторонних глаз, обособленный мир усадьбы, с удивительно красивым названием - Алмазово

Первые владельцы этой земли - Елизаровы. В конце XVII в. вотчина переходит к их родственнику Семёну Ерофеевичу Алмазову, в роду которого она остаётся до 1753 г. При С.Е. Алмазове была выстроена первая деревянная церковь во имя Преподобного Сергия, заменённая в 1730-х гг. каменным храмом. Позднее усадьбу приобретает горнозаводчик Н.А. Демидов, владевший так же имением Петровское (Наро-Фоминский р-н) на другой стороне Московии. При нём в 1760–1770х гг. сложился архитектурный комплекс, был разбит регулярный парк с системой каналов и прудов с искусственными островами. 

Вся композиция демидовской усадьбы была построена относительно 700-метрового канала, раздвоенного в центре и огибавшего полукруглый остров с возведённым на нём господским домом. Дом соединялся с флигелями, перекинутыми через водный поток мостами-галереями. 

Параллельно каналу проходила главная усадебная аллея, вдоль которой выстроены церковь, оранжерея, конюшни, корпуса для дворни. В стороне от канала находился основной парковый массив, с живописным Лебяжьим прудом, с 8-ю островками, соединёнными между собой лёгкими мостиками и украшенными беседками и павильонами ("Китайская башня", "Домик уединения" и пр.) 

В первой четверти XIX в. началась реконструкция усадьбы с переносом её центрального ядра. На новом участке началось строительство дома с флигелями, оранжереи… но полностью замысел так и не был осуществлён из-за продажи имения. Жилой дом в стиле "ампир" рядом с церковью как раз относится к этому строительному периоду. Двухэтажное здание тяжеловесной архитектуры украшено мощным двухколонным портиком в антах, вынесенным за линию фасада. Окна первого этажа декорированы белокаменным очельем и подоконными досками на консолях. 

Существующая церковь возведена в 1814–1819 гг. при Н.Н. Демидове в стиле классицизма. Здание обладает хорошими пропорциями и сдержанным декором (в основном это прямоугольный руст и пилястры), дополненным фресковой живописью на поле фронтона и в нишах. Кубический объём храма увенчан световой ротондой, перекрытой куполом с люкарнами. Трёхъярусная колокольня завершена высоким и стройным шпилем.

По материалам www.podmoskove.ru

Турфирма "Дельфин" предлагает отдых в Подмосковье в пансионатах, отелях и на базах отдыха

Усадьба Берново.

Старинное тверское село Берново - родовое гнездо Вульфов, известное с XV века, неразрывно связано с именем А.С. Пушкина. Здесь он находил общество старых друзей, возможность отдохнуть от столичной суеты и вдохновенно работать в спокойные осенние месяцы. Здесь были написаны знаменитые «Анчар», «Цветок», «Зимнее утро», «Роман в письмах», строфы из «Евгения Онегина». 

Сегодня в Бернове, в доме Вульфов, каменном двухэтажном особняке, открыт музей А.С. Пушкина. Это уникальный памятник русской усадебной культуры эпохи классицизма. Изящный, как и в пушкинское время, дом составляет гармоничный ансамбль с живописным парком, который по возрасту превосходит сам особняк. 

Поэта пригласила в гости хозяйка Малинников Прасковья Александровна Осипова (в первом браке Вульф). Он впервые приехал к Вульфам по "собственной воле и желанию" (из письма Е.А. Карамзиной к П.А. Вяземскому). Пушкин побывал у тверских Вульфов ещё четыре раза. Здесь он находил общество старых друзей, возможность отдохнуть от столичной суеты и вдохновенно работать в тихие осенние месяцы. 

Особняк с мезонином и колоннами по фасаду не разрушался и не перестраивался. Вас не оставят равнодушными симметрично расположенные аллеи, круглый пруд в центре, живописные холмы с удивительными названиями - "Парнас", "Зверинец". Успенская церковь расположена через дорогу от усадебного комплекса, на берегу реки Тьмы. Начало строительства храма - 1687 год. Декор церкви необычайно красив (гладкие и витые колонки с затейливыми капителями, сложно профилированные антаблементы, наличники с причудливыми разорванными фронтонами, гирлянды и ложные балюстрады). Храм действующий. 

Эту усадьбу любили многие. Здесь бывал М.Н. Муравьев, резвились в парке его сыновья - будущие декабристы - Никита и Александр Муравьевы, воспитывалась у деда А.П. Керн. В мае 1891 года эти места подарили вдохновение И.И. Левитану. 

Посетите музей А.С. Пушкина, и вы непременно почувствуете, что этот край в глубине России, названный с легкой руки А.С. Пушкина его «тверским кабинетом» значили в судьбе поэта не менее больших городов. Время работы музея: с 11 до 17.00 (выходные дни: понедельник, вторник). 

Именно на тверской земле в Берново были созданы "Анчар", "Поэт и толпа", седьмая глава "Евгения Онегина", "Зимнее утро". В музейной экспозиции представлены портреты членов семейства Вульфов, копии писем и рисунков поэта, альбомы уездных барышень, книги и многое другое. 

По материалам www.podmoskove.ru

Турфирма "Дельфин" предлагает отдых в Подмосковье в пансионатах, отелях и на базах отдыха

Усадьба Беседы.

По преданию, здесь в 1380 году раскинул свой шатёр князь Дмитрий Донской, направлявшийся на битву с Мамаем. Здесь он совещался - "беседовал" с одним из своих соратников, двоюродным братом князем Владимиром Серпуховским, который тоже участвовал в битве с ордынскими полчищами во главе своей рати. От этой встречи и пошло якобы название села. В Беседах сохранилась церковь Рождества Христова, возведённая в 90-х гг. XVI века. По мнению искусствоведа Ильина, она в общих чертах напоминает то, что было сделано в соседнем Острове, не потеряв, однако, своей индивидуальности. Её шатровый верх, в основании восьмерика декорирован большими полукружиями кокошников, перемежающимися с более мелкими. Этот приём говорит об оригинальности таланта творившего здесь зодчего, не желавшего просто подражать формам Преображенской церкви. Вот что сообщает древняя рукопись "Пискарёвский летописец" о возведении этой церкви: "…по челобитью Дмитрия Ивановича Годунова поставлен храм Рождества пресвятые Богородицы с приделы в вотчине его, в селе Беседах, двенадцать вёрст от Москвы, да и плотину каменную сделал". 

Вряд ли стоит теперь искать остатки каменной плотины на Москве-реке, в XIX веке в этом месте были сооружены шлюзы Московско-Окского водного пути, да и сам храм за долгие века очень изменился. Окружавшая его вначале открытая паперть с двумя приделами уступила место в XIX столетии существующей трапезной, новым обширным приделам, и двухъярусной колокольне, возведённой в 1827 году. От древнего памятника сохранилось центральное ядро, представляющее собой бесстолпный, квадратный в основании одноапсидный храм на высоком подклете, увенчанный открытым внутрь шатром на мощном восьмигранном барабане. Подклет, четверик и трёхчастная апсида сложены из белого камня, верхние части храма и пристройки кирпичные. Стены членятся лопатками на три прясла, обработанные крупными филёнками. Переход от четверика к восьмерику конструктивно осуществлён при помощи тромпов, внешне декорирован системой ярусов кокошников. 

По стройности пропорций и законченности форм храм может быть поставлен в ряды лучших шатровых сооружений своего времени. Новейшие части сооружения выдержаны в стиле позднего классицизма. Среди них выделяется силуэтом колокольня в два яруса, завершенная аналогично храму восьмеричком с миниатюрным шатром. Основание шатра украшают "готические" пинакли и вимперги. 

Возле церкви сохранились старинные белокаменные надгробия. Храм действующий. 

По материалам www.podmoskove.ru

Турфирма "Дельфин" предлагает отдых в Подмосковье в пансионатах, отелях и на базах отдыха

Усадьба Большие Вяземы.

Усадьба Большие Вяземы, ПодмосковьеУсадьба Вязёмы находится в Одинцовском районе, рядом с платформой Голицыно, чуть в стороне от Можайского шоссе. Проезд общественным транспортом: с Белорусского вокзала до ст. Голицыно - 44 км, пешком ~ 1 км. 

Впервые данное название встречается в документах XVI века, начиная с 1556 года. При Иване Грозном Вязёмы были последней станцией перед Москвой по Большой Смоленской дороге. 

В конце XVI в. здесь значилась "церковь о пяти верхах и камена плотина у пруда" - сообщает Пискарёвский летописец. Тогда же была построена звонница псковского типа, нехарактерная для этих мест по своей архитектуре. Когда Большие Вязёмы отошли к Борису Годунову, неизвестно; первое упоминание об этом приурочено к 1585–1586 гг. Был при Годунове в селе боярский дом, многочисленные службы, и фруктовые сады. 

Но своей известностью село все-таки обязано Преображенской церкви (сейчас - Живоначальной Троицы ?). Монументальный, четырёхстолпный храм на высоком арочном подклете необычайно красив. По бокам здание имеет два придела, завершённые рядами кокошников и малыми главами. Фасады расчленены лопатками на три прясла и завершены полукруглыми закомарами. Щелевидные окна в профилированных амбразурах обрамляют архивольты. С трёх сторон здание огибает гульбище на аркадах. 

Завершён храм каноническим пятиглавием. В конце XVII в., а точнее - в 1694 г. усадьба в Вязёмах была пожалована Петром I своему воспитателю, князю Б. А. Голицыну "за спасение во время стрелецкого бунта". Новый владелец не рассматривал Вязёмы как свою главную вотчину, основное внимание он отдавал другому пожалованному имению - Дубровицам. 

Усадебный дом был выстроен "Мая 1-го дня 1784 года" правнуком Б. А. Голицына - отставным полковником Николаем Михайловичем. Строгая архитектура здания уже несколько архаична для конца XVIII в. и кажется скорее принадлежащей петровскому времени. Флигели построены ранее главного дома: левый - в 1771-м, правый - в 1772 году. 

Местные жители нарекли голицынский дворец - "Дом Пиковой дамы". Прототипом героини пушкинской повести была княгиня Н. П. Голицына - властная женщина, пользовавшаяся исключительным влиянием при дворе, дожившая почти до столетнего возраста. 

Большими Вязёмами владел её сын - Борис Владимирович Голицын. Таким образом, "Пиковая дама", вопреки распространённому мнению, никогда не была хозяйкой Вязём. Но она часто наезжала сюда, осуществляя бдительный контроль за имуществом своего рода. Ныне все усадебные постройки отремонтированы, в главном усадебном доме - музей, храм - отдан верующим.

Материалы и фото с сайта www.podmoskove.ru

Турфирма "Дельфин" предлагает отдых в Подмосковье в пансионатах, отелях и на базах отдыха

Усадьба Валуево.

Село Валуево и две соседние деревни Акатово и Мешково некогда были вотчинами одного дворянского рода. Вплоть до настоящего времени среди местных старожилов бытует легенда о неких братьях Окатовых якобы бывших их владельцами. Один из них имел прозвище Валуй, а другой Мешок, а третий брат остался без прозвища, сохранив родовое имя. В свою очередь по ним и получили называния населенные пункты. 

Усадьба основана в первой половине XVII века дьяком Г.Л. Валуевым. Сохранились деревянный оштукатуренный двухэтажный с бельведером главный дом 1810 - 1811 годов, соединённый галереями-колоннадами с флигелями 1790-х годов; конный и скотный дворы в виде замкнутых каре и службы рубежа XVIII - XIX веков; одноэтажные с мезонинами контора и дом управляющего начала XIX века; оранжерея, баня и водонапорная башня 1880 - х годов; ограда парадного двора с башнями первой трети XIX века, металлической решёткой и воротами 1880 - х годов; пейзажный липовый парк с каскадом прудов конца XVIII века на берегу реки Ликовы; «Охотничий домик» рубежа XVIII - XIX веков, обновлённый в 1880-х годов; два грота современные устройству парка; три одноэтажных дома церковного причта. Покровская церковь середины XVIII века, стоявшая в парке, разобрана в 1930-х годов. В усадьбе бывал А.С. Пушкин. 

В 1693 году владельцем Валуева стал сын Василия Лаврентьевича Мещерского князь Михаил Васильевич. Вскоре он отдал из своей вотчины небольшой участок земли десять десятин священнику и причетникам церкви Покрова. В переписных книгах 1704 года сохранилась запись о том, что представляла тогда эта вотчина: "За князем Михаилом Васильевым сыном Мещерским село Покровское, Настасьино тож, а в селе церковь Покрова Пресвятой Богородицы, да в приделе Николая Чудотворца, у церкви во дворе поп Иван Степанов, во дворе дьячок Осип Яковлев; да в селе двор вотчинников с дворовыми деловыми людьми и крестьян 18 дворов". 

К 1710 году Покровское–Настасьино, оно же Валуево принадлежало сыну предыдущего владельца князю Ивану Михайловичу Мещерскому. Вскоре оно перешло к его родственнице ¾ вдове княгине Авдотье или Евдокие Васильевне Мещерской, которая стала владеть этой вотчиной вместе с дочерью Марией Васильевной Головиной. 

В 1719 году владелицы Валуева продали его одному из самых влиятельных царедворцев того времени Петру Андреевичу Толстому (1645–1729). В то время он за деятельное участие в следствии и суде над царевичем Алексеем был поставлен во главе тайной канцелярии, у которой в это время было особенно много работы вследствие толков и волнений, вызванных в народе судьбой царевича. Его дело сблизило П.А.Толстого с императрицей Екатериной, в день коронования которой он получил титул графа, а впоследствии энергично способствовал в борьбе за власть. 

Однако, ни высокое положение, занятое графом П.А.Толстым при дворе (он был одним из шести членов вновь учрежденного Верховного тайного совета), ни доверие императрицы, не уберегли П.А.Толстого от падения. Причиной этого стал вопрос о преемнике Екатерины. Опасаясь, что воцарение Петра II будет грозить жизнью ему и всей его семье, П.А.Толстой стоял за возведение на престол одной из дочерей Петра I. Однако его противник А.Д.Меньшиков оказался сильнее (уж очень ему понравился план обручения своей дочери с будущим императором). В итоге за свои интриги восьмидесятидвухлетний П.А.Толстой поплатился лишением титула и ссылкой в Соловецкий монастырь, где прожил недолго, скончавшись в 1729 году. 

В 1742 году В.И.Толстой расстался с Валуевым, продав его за 4500 рублей супругам Шепелевым Дмитрию Андреевичу, генерал-аншефу и обер-гофмаршалу, строителю санкт-петербургского Зимнего дворца и его жене Дарье Ивановне, урожденной Глюк. 

При них в Валуеве рядом со старой деревянной церковью была сооружена новая каменная. А сама усадьба состояла из деревянного господского дома с регулярным, то есть французским парком. На речке Ликове существовала мельница "о 3 поставах". Собственно село состояло из 27 дворов, в которых по официальным данным проживало 130 человек. 

Став владелицей Валуева Е.А.Мусина-Пушкина активно занялась хозяйством. Из переписки с одним из соседей по имению дипломатом Я.И.Булгаковым следует, что, впоследствии, она даже завела в Валуеве "собственный огород". 

Однако крупные строительные работы, проведенные в усадьбе на рубеже XVIII-XIX веков, традиционно связываются с мужем валуевской помещицы Алексеем Ивановичем Мусиным-Пушкиным (1744–1817), получившим графский титул в 1797 году. В разное время он был обер-прокурором святейшего синода, президентом академии художеств, членом академии наук; и сенатором. Первая из этих должностей дала А.И.Мусину-Пушкину возможность пользоваться материалами из монастырских и епархиальных архивов и открыть "Слово о Полку Игореве", древнейший список Лаврентьевской летописи, неизвестные ранее списки "Русской Правды", "Завещания Владимира Мономаха" и другие не менее интересные документы. Многие из имевшихся у него рукописей граф успел издать. Его уникальное собрание, находившееся в доме на Разгуляе, было открыто для всех членов московского общества истории и древностей российских, им пользовался и Н.М.Карамзин, когда писал свою знаменитую русскую историю. Большая библиотека была устроена А.И.Мусиным-Пушкиным и в Валуеве. 

Предпринятые графом работы кардинально преобразили усадьбу. Существенным изменениям подвергся ее парадный двор. На нем в конце 1790-х годов слева и справа от господского дома были сооружены двухэтажные кирпичные флигели, объединенные с ним сквозными галереями-колоннадами. В одном из них первоначально находилась кухня, в другом крепостной театр. В конце XVIII начале XIX веков перед флигелями были сооружены службы и два идентичных комплекса одноэтажных построек, в плане образующие замкнутые каре ¾ конный и скотный дворы. В начале XIX века при въезде на парадный двор были сооружены два небольших одноэтажных здания с мезонинами контора и дом управляющего имением. 

Ниже павильона в береговом откосе был устроен грот — небольшая искусственная пещера в насыпном холме, имеющая боковые лестницы и три арочных входа. Все их элементы выложены декоративной кладкой из так называемого "дикого камня". Видимо, к тому же времени относится создание в этой части усадебного парка английского, то есть пейзажного сада, в общий характер которого вполне вписываются такие романтические "руинные" композиции (парковая планировка на участке между домом и церковью долгое время носила французский регулярный характер). Гроты-руины подобные Валуевскому сохранились и в Москве на территории усадьбы Кузьминки, принадлежавшей князьям Голицыным. 

В Валуеве в этой же части парка на берегу верхнего пруда находится еще один грот, только сооруженный из валунов. 

В 1810–1811 годах в усадьбе был сооружен новый господский дом, поставленный на месте прежнего. Это большое двухэтажное здание с характерным бельведером и шестиколонными портиками ионического ордера с фронтонами. Фасады, обработанные "под камень", скрывают фактуру материала, из которого оно построено. Одновременно были частично реконструированы флигели, получившие небольшие портики и балконы. 

Во время Отечественной войны 1812 года в Валуеве побывали части французской армии, которые отступая из Москвы по Старой Калужской дороге активно обследовали ее окрестности. Незадолго до того во время печально известного пожара Москвы погибло собрание А.И.Мусина-Пушкина, сгоревшее вместе с разгуляевским домом. А вскоре под Люнебургом был убит его старший сын Александр Алексеевич (1789–1813), которого граф "готовил" к занятию историей, то есть в свои преемники. Уже тяжело больной после пережитых потрясений А.И.Мусин-Пушкин прожил последние годы в Валуеве, продолжая собирать книги и рукописи. Одной из немногих радостей этого периода его жизни была находка книг XVII-XVIII веков, принадлежавших предкам Ивану Алексеевичу и Платону Ивановичу Мусиным-Пушкиным. Они оказались немного южнее Валуева в другом подмосковном имении Вороново. 

В 1850-х годах Валуево приобрел владелец соседних Филимонок князь Владимир Борисович Четвертинский или Святополк-Четвертинский (1824–1859). После его смерти оба имения унаследовали сыновья нязья Борис (1849-?) и Сергей (1853-?) Владимировичи Четвертинские (Святополк-Четвертинские). В то время они, как ранее братья Мусины-Пушкины, еще не достигли своего совершеннолетия, поэтому всеми хозяйственными делами по Валуеву и Филимонкам ведал их опекун и родственник действительный статский советник Эммануил Дмитриевич Нарышкин, имевший придворное звание гофмейстера. 

Во время гражданской войны Валуево было национализировано. В усадьбе был сначала устроен санаторий, а затем дом отдыха. Обстановка из господского дома была вывезена. 

По свидетельству книголюба Ф.Кудрявцева еше перед Великой Отечественной войной сыну учителя Валуевской школы удалось обнаружить в сарае на территории усадьбы немало редких книг из усадебной библиотеки. После войны в Валуеве находился профилакторий Внуковского аэродрома. 

С 1960 года вплоть до настоящего времени усадьбу занимает санаторий Главмосстроя "Валуево". В 1962–1964 годах под руководством Г.А.Макарова был произведены реставрационный ремонт и приспособление многих построек под санаторные нужды. В ходе них были ликвидированы пристройки к господскому дому, сделанные при Лепешкиных, однако сохранены некоторые декоративные элементы в интерьерах. По некоторым данным почти одновременно разобрали и обветшавшую церковь. 

Кроме санатория в настоящее время на территории Валуева расположены База отдыха и детский санаторий "Искорка". Некоторые из бывших усадебных зданий используются как электрощитовая, душевая, клуб, слесарная мастерская, гараж, спортбаза и т. п. Впрочем, сами постройки, по крайней мере, внешне поддерживаются в хорошем состоянии. Рядом памятниками архитектуры выстроены современные санаторные корпуса.

По материалам www.podmoskove.ru

Усадьба Василёво.

Огромная территория музея-заповедника со сложным рельефом, изрезанным небольшими параллельно текущими речушками с плотиной, валунными и деревянными мостами с одной стороны ограничена широкой лентой Тверцы. Громадные роскошные хвойники формируют тенистый лесопарк, протяжённая же липовая аллея - остаток от регулярной парковой части поместья. 

От барской усадьбы, основанной в конце XVIII столетия служивыми дворянами Львовыми, уцелел двухэтажный флигель - перестроенная оранжерея, и уникальная гидротехническая система. 

Создателем архитектурно-паркового комплекса был архитектор Н.А. Львов (1751–1803) - однофамилиц владельцев. Его замыслу принадлежит каскадная система прудов, а также великолепная каменная симфония - стометровый арочный мост с двумя гротами-вольерами, прозванный местными жителями "Чёртовым". Состоящий из насухо сложенных валунов, держащихся лишь с помощью силы тяжести, он потрясает смелостью инженерного решения. Этнографический музей был создан в 1976 году. Сюда, из разных районов Тверской области были перевезены шедевры деревянного зодчества. Кольцевой маршрут включает около двух десятков памятников народной архитектуры первой половины XVIII - начала XIX вв. В некоторых из них развёрнуты экспозиции. 

Уникальная церковь Преображения (1732) клетского типа привезена из глухих оршинских болот Калининского р-на, из погоста Спас на Сози. Типологически ей близки Знаменский храм (1742) и часовня Архистратига Михаила (середина XVIII в.). Интересны и своеобразны гражданские и хозяйственные постройки, среди которых видное место занимает пожарное депо из деревни Лаптиха Бежецкого р-на. 

Если никуда не спешить, в Василёво можно провести целый день: бродить по старинным аллеям и дорожкам, любоваться памятниками деревянного зодчества и живописными окрестностями, предаваясь раздумьям о вечном и бренном. Это место настолько притягательно, что вам обязательно захочется вернуться сюда снова. 

Архитектурно-этнографический музей Василёво работает ежедневно, с 9.00 до 18.00, кроме последнего дня месяца. Экскурсии по вторникам-пятницам. 

Рядом был каскад искусственных прудов, от которого остался каменный мостик из валунов (миниатюрный аналог грандиозного сооружения в соседнем Василеве). 

Пожалуй, главной достопримечательностью Василева является каменный трехарочный мост, построенный Н.А.Львовым из огромных валунов (без применения связующего раствора). По мосту, стоявшему с XVIII века, еще недавно можно было проехать. Увы, один пролет нескольколет назад провалился (к счастью, наболее грандиозный центральный пролет пока уцелел.

По материалам www.podmoskove.ru

Турфирма "Дельфин" предлагает отдых в Подмосковье в пансионатах, отелях и на базах отдыха

Усадьба Глинки.

Усадьба Глинки - старейшая в Подмосковье, относящаяся ещё к петровским временам. Она принадлежала в течение века (до 1791 г.) Брюсам. Родоначальником Брюсов был Яков Вилимович - сподвижник Петра I - военный и государственный деятель, учёный и дипломат. Архитектурный ансамбль Глинок был создан в 1727–1735 гг., когда Я.В. Брюс вышел в отставку. 

Усадьба выстроена в стиле дворцово-парковой архитектуры с чертами европейского барокко. В настоящее время сохранилось два каменных комплекса - парадный и хозяйственный. Парадный двор образован главным домом и тремя флигелями. Хозяйственный двор был основательно перестроен в конце XVIII века и более не представляет художественного интереса. 

Небольшой двухэтажный прямоугольный в плане дом (20–30-е годы XVIII в.) можно считать наиболее старым из сохранившихся в Подмосковье. Его отличает сдержанная торжественность. Арочный портал рустован, скошенные углы здания в обрамлении пилястр. Оконные наличники красивого рисунка, демонические маски на замковых камнях над окнами первого этажа, лучковое очелье - над окнами второго. Второй этаж по обоим фасадам выделен открытыми лоджиями, со спаренными колоннами. На крыше - лёгкая деревянная башенка, специально спроектированной для астрономических наблюдений Брюса. 

"Лаборатория Брюса", или как её ещё называют - "Петровский домик", представляет собой одноэтажный парковый павильон, сохранивший декоративное убранство петровской эпохи. По сторонам главного входа помещаются полукруглые в плане арочные ниши для статуй, обрамлённые спаренными пилястрами с белокаменными капителями композитного ордера. Хороши рокайльные раковины, украсившие конхи ниш. Декоративное убранство павильона дополняют широкие пилястры и фигурные наличники. 

В наше время здание старинной усадьбы занимает санаторий "Монино". В западном флигеле усилиями местных краеведов открыт музей Я.В. Брюса, который работает по воскресеньям с 10 до 14 часов. 

Проехать в усадьбу просто - поворот на Монино с Горьковского шоссе, далее через посёлок Лосино-Петровский. У высокой церкви поворот на светофоре, и далее поворот по указателю "санаторий Монино".

По материалам www.podmoskove.ru

Турфирма "Дельфин" предлагает отдых в Подмосковье в пансионатах, отелях и на базах отдыха

Усадьба Горенки.

Усадьба Горенки или Нагоренки (г. Балашиха, Горьковское шоссе) - одна из самых больших по масштабу подмосковных усадеб, сформировавшаяся из земель на обоих берегах речки Горенки, до её впадения в Пехорку. Владельцы: Плещеевы (1623–1693), Хилков П. Ю. (1714), Разумовские (1747- 1812), Юсупов и Волков, Пантелеев (1852), вторая половина XIX в. - нач. XX в. фабрикант Третьяков и его наследники, до 1917 г. - Севрюгов. 

В 1714–1730-х гг. сельцом Горенки, и окрестными деревеньками владел А. Г. Долгоруков - член Верховного Тайного совета. Уже тогда здесь значились "палаты каменные, пруды великие, оранжереи и церковь в палатах". Род Долгоруковых при юном Петре II был на вершине могущества, особенно после того, как Петр, давно тяготившийся опекой Меншикова, лишил его всех чинов и сослал в Сибирь, расторгнув помолвку с его дочерью. 

Князь Алексей Григорьевич, воспитатель молодого императора, пользовался почти неограниченным влиянием в государстве. Сын князя, Иван Алексеевич, был дружен с молодым государем и часто охотился с Петром в окрестностях имения. Долгоруковы лелеяли мечту упрочить своё положение браком Петра II с дочерью светлейшего князя Алексея Григорьевича - княжной Екатериной. Был уже назначен день свадьбы, но этому помешала внезапная смерть императора, умершего от оспы. 

Во второй половине XVIII века в Горенках при графе А. К. Разумовском был создан дворцово-парковый ансамбль в стиле зрелого классицизма (архитектор А. Менелас). 

Усадебный дом спроектирован в глубине полукруглого парадного двора, диаметр которого достигает семисот метров. Дворец в центре украшен шестиколонным портиком. Боковые его части имеют симметричные полукруглые выступы - экседры, верхний этаж которых служил крытыми балконами. Галереи с колоннадами ведут к боковым, далеко выступающим во двор флигелям (архитектор С. Е. Чернышев). 

При Разумовском имение славилось своим ботаническим садом; здесь под наблюдением известных русских и иностранных учёных того времени, были устроены оранжереи и питомники. На берегу запруженной речки был разбит английский парк, высажены аллеи, установлены мраморные статуи, павильоны, беседки… 

Сейчас в Горенках уцелели почти все постройки, но их состояние удручающее. Архитектурному комплексу был нанесён непоправимый урон непродуманной хозяйственной деятельностью расположенного здесь санатория "Красная Роза". Обветшавший парк наполовину вырублен. Малые архитектурные формы давно бесследно исчезли, так же как и бронзовые орлы с парковой лестницы, которую с трудом можно разыскать в кустарниковых зарослях.

По материалам www.podmoskove.ru

Турфирма "Дельфин" предлагает отдых в Подмосковье в пансионатах, отелях и на базах отдыха

Усадьба Горки.

Мы знаем, что "Горки Ленинские" - это место, где провел последние годы В. И. Ленин. А между тем усадьба, в которой размещается заповедник, известна еще с XVI века. Эта старинная вотчина в Подольском уезде Московской губернии включала в себя небольшую деревушку, два сельца, пахотные, лесные и сенокосные угодья. Почти триста лет она принадлежала дворянскому роду Спасителевых, служивших при царском дворе еще Алексею Михайловичу. Первый каменный дом в сельце Вышние Горки, упоминаемый в документах конца XVIII века, принадлежал Марфе Афанасьевне Спасителевой, вероятно, последней представительнице этого старинного рода. Предком Спасителевых был священник Сальватор (по-латыни - Спаситель), который прибыл в Россию в свите невесты Ивана III Софьи Палеолог. 

Место для архитектурного ансамбля было выбрано очень удачно: на высоком берегу речки Туровки, с широким видом на дальние луга, долину Пахры. Пологий луг спускался от дома к небольшому круглому пруду, ставшему центральным элементом парковой композиции. О том времени напоминают сохранившиеся в западной пейзажной части парка деревья - дубы, липы, вязы, которым уже более трехсот лет. К сожалению, в конце августа прошлого года над старинным парком пронесся ураган, в Москве его почти и не заметили. В Горках он длился не более получаса, но в результате в усадебном парке было повалено более 1200 деревьев, испорчен восточный партер, поломаны липы в пейзажной и регулярной частях парка, убытки исчисляются многими тысячами рублей. Это еще более трагично потому, что горкинский парк совсем недавно, в середине 90-х, включен в состав лучших парков Европы. 

В XIX столетии усадьба Горки часто переходила из рук в руки. Каких только имен с нею не было связано: Голохвастовы и Кречетниковы, знаменитые московские богачи Дурасовы, попечитель Московского университета генерал А. А. Писарев, Лопухины. Каждый новый владелец обязательно что-нибудь менял в домах по своему вкусу. 

В первой трети XIX века перед Большим домом появился парадный двор, или курдонер, с двух сторон замкнутый флигелями. Был разбит сад с привычными липовыми аллеями, боскетами, нарядным зеленым партером перед восточным фасадом дома. Вероятно, в Горках работал очень талантливый архитектор, сумевший расположить этот усадебный ансамбль свободно, вольно, в полной гармонии с окружающей его природой, создав ощущение покоя и уюта. Внутренняя планировка дома была построена по анфиладному принципу. От всего декоративного убранства дома в настоящее время сохранился небольшой прямоугольный барельеф, украшавший пространство над анфиладной дверью: два сатира, расположившихся у горящего жертвенника. Их движения, позы столь грациозны и непринужденны, что смело можно говорить о высоком мастерстве и талантливости неизвестного нам автора. 

В 60–80-е годы XIX столетия Горки переживали период запустения и разорения, усадебные дома стояли полуразрушенными, в окнах Большого дома не было рам, отсутство вали двери и полы, крыша во многих местах сорвана, для жилья был пригоден лишь северный флигель. Запустение царило и в парке, он одичал, превратился в лес. Старинные дворянские гнезда, лишенные многочисленных трудолюбивых и, самое главное, бесплатных рук крепостных дворовых, пришли в упадок почти по всей тогдашней Российской империи. В это время усадьбы стали переходить в руки нового класса богачей - промышленников, банкиров, купцов. 

Возрождение усадьбы началось после ее покупки фабрикантом А. И. Прокофьевым, владевшим небольшой парфюмерной фабрикой в Москве за Крестьянской заставой в Ростокине. При нем усадебные дома восстановили, старый вишневый сад, загустевший и одичалый, вырубили, а вместо него насадили яблоневый; старинная проселочная дорога, заканчивавшаяся у переправы через топкие берега Туровки, была продолжена и улучшена, теперь усадьба надежно соединялась с Каширским трактом. 

Свой современный респектабельный облик имение Горки получило в 10-х годах ХХ века, когда им владела вдова Саввы Тимофеевича Морозова Зинаида Григорьевна Морозова-Рейнбот-Резвая. Большое состояние помогло ей восстановить и отделать дом, вернуть поместью почти все принадлежавшие ему земли. В усадебных домах появились многие блага цивилизации: паровое отопление, электричество, водопровод. Умеющая зарабатывать деньги, Зинаида Григорьевна превратила Горки в процветающую капиталистическую ферму. Во вновь отстроенной оранжерее выращивались экзотические для средней полосы фрукты и редкие цветы. Рядом с домом был разбит фруктовый сад, посажаны ягодники; молочный скот и элитная пшеница получали медали на сельскохозяйственных выставках. Все это приносило владельцам немалый доход. В имении работали наемные рабочие из Прибалтики и поденщики из окрестных сел. 

Усадебные дома получили новые фасады, их площадь несколько расширилась за счет пристройки с северной стороны зимнего сада, а с южной - большой летней террасы. Существует предположение, что грандиозную реконструкцию этой барской усадьбы производил известный архитектор Ф. О. Шехтель. Морозова привезла в Горки часть вещей из своего московского дома на Спиридоновке, проданного в 1909 году, и некоторые предметы - мебель и декоративно-художественные изделия из Покровского-Рубцова - имения, отданного старшему сыну Тимофею. Интерьеры горкинских комнат украсили коллекции мейсенского фарфора, многочисленные миниатюрные портреты XVIII-XIX столетий, полотна старых и современных мастеров (портреты кисти И. Макарова и В. Серова, пейзажи И. Левитана, П. Петровичева, А. Борисова), прекрасные ампирные гарнитуры (дворцовая мебель Росси, гарнитур на золотых лебедях). 

Вскоре после революции В истории Горок странно переплелись изысканность и нега усадебной жизни и неистовость революционных бурь. Революция 1917 года поначалу не многое изменила в жизни имения. Согласно Декрету о земле, где заявлялось, что все помещичьи, монастырские и церковные земли конфискуются "…со всем живым и мертвым инвентарем, со всеми постройками и принадлежностями", эта подмосковная усадьба тоже была национализирована. Дом не был ни разорен, ни разграблен. Позже местные жители объясняли это так: "Деревня наша бедная, маленькая, дворов двадцать каких-нибудь. Наши горкинские мужики несмелые, робкие. И думали тоже по кирпичу брать, но даже на печь не хватит. Так и не тронули". Национализация выразилась в том, что в марте 1918 года представителем земельного комитета Сухановской волости Подольского уезда П. Масоловым и бывшим управляющим имением Р. Зандовским была составлена опись имущества и инвентаря, где также перечислялись все земельные угодья. 

Все остальное оставалось по-старому. Владелица Горок вовсе не ощущала себя "бывшей", она по-прежнему, наезжая сюда из Москвы, часто жила в имении. Разница для нее состояла лишь в том, что теперь за присланные с фермы молоко, творог и яйца ей приходилось платить. 

Между тем весь 1918 год Горки посещали бесчисленные комиссии разного уровня и ранга. Член одной из комиссий вспоминал: "Бывшее имение Морозовой - совершенно сохранившийся старинного типа дворянский дом, хорошо оборудован. Стоит на возвышенном красивом месте, у подножия большой пруд, невдалеке речка Пахра, кругом очень большой красивый парк, продолжением которого является со всех сторон лес. К Горкам с двух сторон идут прекраснейшие шоссе". 

В апреле 1918 года приехала Комиссия по охране памятников и художественных сокровищ при московском Совете и, признав художественно-культурную ценность усадьбы, стала ее охранять. В мае-июне усадьбу попытался занять Московский продовольственный комитет. Представителей этой организации привезла в усадьбу сама Морозова, предпринимавшая всяческие усилия, чтобы сохранить за собой Горки, при этом она прибегала к помощи новых властей и одновременно использовала протекцию старых знакомых. Зинаида Григорьевна обращалась за помощью даже к иностранным дипломатам. 

Однако это вызвало бурю негодования в губернском земельном комитете, и на его заседании решено было "строжайше расследовать представителей Продкомите та и предать последних суду революционного трибунала" и "в целях выяснения возможностей этого дела необходимо сейчас же арестовать гражданку Резвую (Рейнбот)". Зинаиду Григорьевну не арестовали, но приезжать в Горки она перестала и больше здесь не бывала. Она жила в Москве, потом в селе Ильинское, по Ленинградской железной дороге. Благодаря поддержке В. И. Немировича -Данченко с 1927 года получала крохотную пенсию - 120 рублей за то, что некогда ее муж, Савва Морозов, построил здание для МХАТа. Последняя владелица Горок умерла в 1947 году. 

В конце июня 1918 года очередная комиссия составила новый акт по приемке имения Горки. С этого времени Горки стали государственной сельскохозяйствен ной фермой, в обязанности которой входило снабжение молоком и другими молочными продуктами Сухановской больницы и местного населения. 

Четкого плана относительно Большого дома не было, однако живописные окрестности, комфортные бытовые условия невольно наводили на мысль об устройстве здесь места отдыха. Вокруг основных усадебных построек располагалось несколько пустующих деревянных дач. На заседании Московского губернского комитета земледелия в июле 1918 года решено было предоставить пустующие помещения в имении Горки под детскую колонию. Здесь был организован детский дом, а чуть позже та же комиссия постановила превратить имение Горки в место отдыха ответственных работников и партийных товарищей. Отдыхающие бесплатно обеспечивались бельем, и по принятым на ферме ценам им отпускалось на день 2 бутылки молока (кружка молока стоила 15 копеек), 5 штук яиц, 1/4 фунта масла, 1 фунт творогу и 2 раза в день для них ставили самовар. Ежедневно каждый отдыхающий сдавал в кассу фермы по 1 рублю на оплату прислуги. С июля 1918 года советские служащие стали приезжать в "санаторию". Они предъявляли управляющему фермой билет с печатью и подписью комиссара земледелия. 

25 сентября 1918 года в Горки впервые приехал В. И. Ленин с женой Надеждой Константиновной и сестрой Марией Ильиничной. Их разместили в Большом доме. Горки Ленину понравились. Он "больше всего любил эту дачу, любил именно это место, любил самый дом. Нравилось ему и высокое расположение дома, эти широкие открывающиеся перед ним горизонты", - вспоминала Н. К. Крупская. 

В первый свой приезд Ленин пробыл здесь всего лишь месяц, и тогда еще не было решено окончательно, станет ли эта "дача" местом его постоянного отдыха. Поиск других, может, более удобных по разным соображениям мест все еще продолжался. 

После отъезда Ульяновых из Горок осенью 1918 года хозяином поместья стала созданная латышскими рабочими коммуна. Она получила в аренду землю, оранжерею, водопровод, имела право пользоваться сельхозинвентарем, лошадьми. Создание такой коммуны, по мнению Ленина, который принимал в этом живое участие, должно было показать окрестным крестьянам преимущества работы по-новому. Но, как вспоминала впоследствии Н. К. Крупская, ничего из этого не вышло, а все свелось к дележу имущества прежних хозяев. 

Новым хозяевам было глубоко безразлично, что имение Горки и его художественно -историческая обстановка признаны национальным достоянием и находятся под охраной государства. Положение власти в тот период казалось очень шатким, в далекое будущее никто не заглядывал, все жили сегодняшним днем, и упускать счастливый случай никто не хотел, тем более что наемные рабочие, а ныне коммунары, никак не были связаны ни с Горками, ни с Россией. Руководители коммуны забрали из дома часть мебели и обставили свои квартиры. Помимо этого большое количество посуды, ковры, занавески, серебро, ножи, вилки и прочие вещи тоже распределили, и несколько возов увезли в Прибалтику. Досталось кое-что и простым работникам-коммунарам. 

Однако наказание за разграбление имущества все-таки последовало. Управляющий коммуной был арестован ЧК, а оставшихся "коммунаров" принудили уплатить штраф. Саня Воробьева, повариха санатория, до того состоявшая в коммуне, рассказывала, что, когда у нее в доме, после развала коммуны, нашли ковровые дорожки из имения, то хотели арестовать. Она рассказала о своей беде Ленину, который, по ее словам, ответил: "Сидеть не будешь, а штраф заплатишь". Так и заплатила 50 рублей. 

Судьба художественных сокровищ. Осенью 1918 года в наркомпросовской комиссии по делам музеев (она теперь занималась охраной историко-культурных памятников и вывозом художественных ценностей из усадеб) вспомнили о Горках. Дважды представители комиссии посещали поместье. В отделе письменных источников Государственного исторического музея сохранился подробный отчет, где подчеркивается необходимость вывоза из Горок картин И. Лампи, И. Макарова, В. Серова, гравюр с видами старого Петербурга, выполненных П. Махаевым. 

Портрет М. Ф. Морозовой (матери Саввы Морозова), написанный В. Серовым в 1897 году, первоначально отправили в Английский клуб в Москве, а потом эта жемчужина горкинской коллекции была передана в Русский музей в Петербурге. 

Блестящий женский портрет кисти И. Макарова (1848 г.), висевший в комнате бывшей хозяйки поместья и так хорошо видный на фотографии, сделанной в начале 10-х годов, оказался в Туркестанском университете (сейчас следы портрета потеряны). Коллекция гравюр П. Махаева и миниатюрные портреты были переданы в отделение Национального музейного фонда, который размещался в Мертвом переулке. Оттуда они распределялись по разным музеям, учреждениям, санаториям. Лучшие образцы оказались в крупнейших музеях. Следы многих усадебных экспонатов потеряны. Правда, иногда происходят удивительные вещи. Совсем недавно отыскались две миниатюры - портреты Г. А. Строганова и его жены Анны Сергеевны. Они хранятся ныне в Государственной Третьяковской галерее. А судьба их такова: вывезенные из Горок в 1918 году портреты были переданы в бытовой музей в подмосковном городке Лыткарино, а после его закрытия поступили в Третьяковку. Удалось найти в архивах списки предметов из морозовской коллекции фарфора, по которым фарфор был передан в фонды Государственного музея керамики в Кусково. 

Исторический заповедник. Превращение Горок в место постоянного отдыха В. И. Ленина оградило их на время от разорения и вывоза имущества. По воспоминаниям солдат ленинской охраны, он просил в доме ничего не менять и специально для него не переделывать, все перестановки ограничились тем, что в его комнате появились ширмы, а со стен сняли кое-какие портреты. Но в других помещениях все оставалось на своих местах. На приезжавших в Горки друзей Ленина усадебный дом производил впечатление настоящего дворца, с ампирно-нарядными залами, увешанными картинами, "в основном во вкусе 30-х годов", - вспоминал искушенный в искусстве А. В. Луначарский. После смерти вождя эта дача еще долгие годы находилась в полном распоряжении семьи его брата Дмитрия и племянников. Две комнаты были признаны мемориальными: кабинет Ленина и комната, где он умер. 

Решение о создании в Горках Дома-музея В. И. Ленина было принято в 1938 году. Открытие состоялось лишь в январе 1949 года. Из мемориальных комнат были восстанов лены только три, в остальных разместилась документальная экспозиция. Предметы, которым не нашлось места в экспозиции - мебель, изделия декоративно-прикладного убранства (а их было около 600 единиц хранения), вынесли в помещение фондов. В качестве фондохранилища тогда использовали подвал под Большим домом, где влажность порою достигала 90%. К тому же это было сделано со следующей формулировкой: "как не имеющие прямого отношения к Ленину"… Именно эта формулировка на долгие годы определила отношение к художественным коллекциям усадьбы. Штат Дома-музея в те годы состоял из трех лекторов, коменданта, охраны, уборщицы и директора. Научных сотрудников, занимающихся фондовой и исследовательской работой, в музее не было, лекторы, занятые в основном обслуживанием групп посетителей, в год открытия музея приняли более 58 тысяч человек. 

60–70-е годы ХХ века характерны созданием в различных регионах страны масштабных музейных комплексов, посвященных ленинской тематике. Не обошли эти веяния и горкинский музей. Во время подготовки к празднованию столетия со дня рождения Ленина дирекция Дома-музея выступила с предложением создать в Горках исторический заповедник. В 1968 году состоялся всесоюзный архитектурный конкурс, в котором приняли участие 12 творческих коллективов. Победивший на конкурсе проект Л. Павлова и стал основой для будущего строительства. 

В 1972 году было принято постановление Совета министров Российской Федерации "О создании Государственного исторического заповедника "Горки Ленинские". В заповеднике выделялись две зоны: мемориальная площадью 350 гектаров и охранная - 9,5 тысячи гектаров. Во время работ по созданию заповедника на мемориальной территории восстановлено здание железнодорожной станции "Герасимово" Рязано-Уральской железной дороги, включавшее зал ожидания, помещение железнодорожных служб, колодезь при станции. Такие станционные строения были характерны для многих полустанков на железных дорогах России в начале ХХ века. Станция "Герасимово" - своеобразный музей. При реконструкции использованы документальные фотографии и кадры кинохроники 1924 года. К сожалению, в настоящее время этот комплекс подвергся варварским нападениям современных вандалов: сожжены деревянные постройки, разбиты оконные стекла, загажен колодезь. 

В начале 80-х годов восстановлен дом крестьян Шульгиных в деревне Горки, где в 1921 году на крестьянском сходе побывал Ленин. Этот дом и прилегающие к нему хозяйственные постройки и сейчас рассматриваются как наиболее типичный для Подмосковья образец крестьянского подворья. 

Тщательно, максимально приближенно к первоначальному виду были восстановленные и хозяйственные постройки усадьбы Горки, после национализации названные сельхозом "Горки ВЦИК". 

С середины 80-х годов началось строительство нового экспозиционного здания заповедника. Его открытие, состоявшееся в 1987 году, приурочили к семидесятилетию Октябрьской революции. Зданию из мрамора и красно-бурого туфа приданы монументальные формы, свойственные многим ленинским комплексам конца 70-х - начала 90-х годов. Музей оснащен новейшей техникой, в каждом из пяти экспозиционных залов находится большой аудиовизу альный центр, где с помощью объемных фигур, диа- и слайд-проекции, лазерной и компьютерной графики и специальных фильмов происходит действо, не имеющее аналогов в других музеях страны. 

Программа первого центра повествует о приезде Ленина в Горки в августе 1918 года. С помощью специальных механизмов, изготовленных на оборонных заводах Ленинграда, перед посетителями появляется обстановка комнаты Ленина в северном флигеле усадьбы, звучат музыка и тексты воспоминаний о Ленине. Особенно интересна программа второго центра, где демонстрируются три объемные картины - сценки времен Гражданской войны (в райкоме, на вокзале, в окопе), действие почти реальное, а потому захватывающее: тревожно несутся тучи за окнами, паровоз разводит пары, красноармеец курит самокрутку. 

В новом здании размещена большая документально-иллюстративная экспозиция, что позволило полностью восстановить мемориальный облик бытовых комнат в усадьбе Горки. 

Все это привлекло в заповедник невиданное число посетителей. В 1988 году здесь побывали 585 тысяч человек. 

Новая жизнь музея. Политические изменения, происходившие в стране в начале 90-х годов, не могли не сказаться на судьбе заповедника. В 1991 году распоряжением Совета министров РФ он был передан в распоряжение Министерства культуры. Появилась возможность объективно взглянуть на важнейшие события ХХ века. В экспозиции разместились неизвестные ранее архивные документы и фотографии. 

В усадьбу стали возвращаться некоторые вывезенные из нее коллекционные вещи: мебель, скульптуры, фарфор, ряд живописных полотен. 

В конце 80-х годов заняли свои места в залах Большого дома возвращенные из Узбекского музея изобразительных искусств прекрасные мраморные женские головки, фигурка Амура и копийный бюст Марии-Антуанетты. Из санатория "Марьино" удалось привезти мраморные скульптуры, некогда украшавшие зимний сад усадьбы. Были возвращены и некоторые предметы из усадебной коллекции фарфора. Поиск утраченных музейных предметов ведется и сейчас. 

Несмотря на потери, художественное собрание горкинской усадьбы обладает первокласс ными образцами мебели XVIII-XX веков. Это и гарнитур так называемой "мебели Росси", созданной знаменитым архитектором специально для дворцовых помещений вскоре после победы над Наполеоном, и почти полный гарнитур "на золотых лебедях", имевший большую популярность в начале XIX века. В музее хранятся и так часто упоминаемые в мемуарах и письмах того времени замечательные образцы декоративно-прикладного искусства: фарфор, ручные вышивки, уникальная картина-аппликация. 

В 1994 году распоряжением правительства в Горки была передана коллекция кремлевского музея "Кабинет и квартира Ленина". В здании, находящемся на территории мемориального горкинского парка, экспозиция кремлевского музея полностью восстановлена всего за полтора года. 

Резкий спад посещения, который отмечался всеми российскими музеями с начала 90-х годов, в полной мере ощутили на себе и в заповеднике "Горки Ленинские". В 1993 году в музее побывали всего лишь около 20 тысяч человек. К настоящему времени количество посетителей выросло почти в три раза. 

Приезжающие в Горки имеют возможность познакомиться с различными эпохами российской истории: здесь и курганы племени вятичей, и усадебно-парковый ансамбль XVIII-XX веков, и экспозиция по новейшей политической истории, и, конечно, целый мемориальный ленинский комплекс. Горки и поныне остаются прекраснейшим уголком ближнего Подмосковья, где можно просто хорошо провести свой выходной день: подышать чистым лесным воздухом, полюбоваться незатейливыми, но дорогими каждому из нас среднерусскими пейзажами, погулять по дорожкам старинного парка.

По материалам www.podmoskove.ru

Турфирма "Дельфин" предлагает отдых в Подмосковье в пансионатах, отелях и на базах отдыха

Карта сайта

Курсы валют 23/11

Внутренний курс

$ 60,1862 руб. € 70,7911 руб.

Курс ЦБ

$ 59,0061 руб. € 69,403 руб.
12+

Связаться с нами

Телефон поддержки туристов: +7 495 825–25–00

Главный офис

(ТОЛЬКО ДЛЯ ТУРАГЕНТСТВ) на м. Савеловская, схема проезда
Агентствам +7 495 280–08–16 +7 495 280–08–17 (факс)
Туристам +7 495 825-25-00

Авиакасса

+7 495 280–08–15 (142)

© 2001-2017 Туроператор «Дельфин». Все права защищены